Ваша профиль

Церковная догматика - Том 4

Церковная догматика - Том 4

(Автор)
  0.00
Вы сможете оценить этот товар, если авторизуетесь

Временно нет в наличии

Наша цена:  22,60 руб.

Описание

Данная книга относится к серии "Современное богословие". В серию входят книги по современному богословию (основное, литургическое, нравственное богословие и другие его разделы), принадлежащие перу выдающихся современных авторов основных христианских конфессий.

В четвертый том вошли четыре параграфа из "Церковной догматики" Карла Барта, объединенные общей темой откровения триединого Бога. 
Согласно Писанию, Бог есть воплощенное Слово Божье и вместе с тем Единый, существующий в трех лицах: Отца, Сына и Святого Духа. 
Прежде всего, Бог откровения - это Творец, Господь нашего здесь-бытия и тем самым наш Отец. Единый Бог открывается нам как посредник в человеческой среде, враждебной Господу, как предвечное Слово Божье, воплощенное для нас в Сыне. Наконец, единый Бог открывается в Писании как искупитель, делающий нас свободными, и как таковой являет нам Духа Святого, в котором мы становимся детьми Божьими.

Дополнительные характеристики

ISBN: 9785896473107
Производитель (издательство):
ББИ (РФ)
Размеры:
146 x 223 x 27 mm
Вес: 0,660kg
Переплет: Твердый
Количество страниц: 344
Язык: Русский

Содержание книги

Предисловие к четвёртому тому русского издания

О ТРИЕДИНОМ БОГЕ
Бог в своём откровении
1. Место учения о Троице в рамках догматики
2. Источники учения о Троице
3. Vestigiumtrinitatis
Божественная троица
1. Единство в троичности
2. Троичность в единстве
3. Триединство
4. Смысл тринитарного учения
Бог Отец
1. Бог как Творец
2. Предвечный Отец
Бог Сын
1. Бог как Примиритель
2. Предвечный Сын
Бог Святой Дух
1. Бог как Искупитель
2. Предвечный Дух
Указатель древних источников
Именной указатель
Предметный указатель

Содержание томов 1 - 4

Предисловие

В кратком, но блестящем очерке о богословии Карла Барта Джон Уэбстер проницательно замечает, что «возрождение тринитарного богословия в последние 25 лет, в частности в англоязычном систематическом богословии, едва ли мыслимо без ясной уверенности Карла Барта, с которой он излагает троичную структуру христианского учения о Боге». Тед Петерс в предисловии к книге «Бог как Троица» пишет, что свое исследование он начал после чтения работы Клода Уэлча о Троице «Во Имя это». «Поразительным и поучительным для меня в этом труде стало открытие почти пророческого прозрения, что работы Карла Барта всколыхнут будущую дискуссию о Троице. Последние четыре десятилетия доказали, что это — правда». Одна из задач книги Теда Петерса — показать в этом очерке позднего тринитарного богословия ХХ века, что пророчество Уэлча сбылось.

Чтобы оценить революционность и драматизм влияния Барта на возрождение тринитарного мышления во второй половине ХХ века, следует вспомнить о том, какое место отводилось Троице в богословии до Барта. Кант, заявив, что учение о Троице не прибавляет абсолютно ничего стоящего к нравственному богословию и практической жизни, тем самым установил повестку дня для будущего богословского дискурса. Его последователи в XIX веке уверяли, что учение о Троице стоит в стороне от центральных богословских тем. В необычайно влиятельном труде Фридриха Шлейермахера «Христианская вера» учение о Троице низведено до простого придатка к заключительной части книги. Для таких богословов, как например, Фома Аквинский или Кальвин, было обычным делом включать в рассуждение о бытии и свойствах Бога тему Троицы. Но Шлейермахер, помещая учение о Троице в конец книги, выразил этим убеждение в том, что оно является неким необоснованным и необязательным довеском к христианской вере.

Это учение казалось необоснованным, так как оно не было «прямым выражением христианского самосознания, но было только сочетанием некоторых таких выражений». Поскольку христианское богословие состоит в изъяснении содержания христианского самосознания, то доктрина о Троице не может играть значительной роли в христианской догматике. Она не может занимать законного места в христианском богословии, ибо учение о вечном различении внутри божественного естества не может быть прямо выведено из содержания христианского самосознания. И потому, настаивал Шлейермахер, это учение не может быть существенной частью богословия. То, что он исключил Троицу из христианской догматики, прослеживается в его особом понимании христианства как «исторической положительной религии, свободной от привязанности к философии и спекулятивному разуму.

Он отверг метод выведения богословского учения из утверждений Писания или разума, понимая богословие исключительно как эмпирическую науку».
Протестантский либерализм XIX и начала XX веков, от Ричля и Германа до Гарнака и Трёлча, следовал за Шлейермахером и принимал его вердикт о невозможности отстоять учение о Троице с какой бы то ни было разумной позиции. Серьезное исключение здесь, конечно, составляет Гегель, которого едва ли можно назвать либералом. Его рационалистская и своеобразная защита учения о Троице находит, однако, немного почитателей среди верующих.

Ярким антагонистом Шлейермахера и протестантского либерализма выступает Карл Барт, поставивший учение о Троице во главу угла своего богословия. Джон Уэбстер точно определил всю его «Церковную догматику» как «учение о Троице равно с точки зрения и ее архитектурной концепции, и ее конкретного содержания». Действительно, в случае Барта мы имеем дело с великим поворотом к тринитарному богословию, начиная с его отречения от посткантианского богословия и заканчивая его триумфальной реабилитацией в «Церковной догматике», где каждая христианская доктрина сформулирована и представлена в свете тринитарного учения. Одно из исключительных достижений Барта в истории современного богословия заключается, несомненно, в том, что он повернул протестантское богословие в лоно великой кафолической традиции.

«Ставя учение о Троице на вершину всей догматики, — признавал Барт, — мы с точки зрения догматической истории оказываемся в глубокой изоляции. И все же не в полной: в Средние века у нас есть Петр Ломбардский с его "Сентенциями" и Бонавентура с его Breviloquium, которые мыслили в том же направлении» (1/1:300; с. 10-11)*. Барт считал странным, что даже Меланхтон и Кальвин и их последователи в обеих протестантских конфессиях, в том числе и в возникших позже движениях в протестантском и католическом богословии, стали исходить из принципов познания, которое было полностью отрезано от триединого Бога. Такой подход означает, что божественное бытие, его сущность и свойства рассматриваются, «абстрагируясь от конкретной данности того, что христианство подразумевает под "Богом"» (1/1:300; с. 11).
Помещая учение о Троице в начале своей «Церковной догматики», Барт оправдывал это тем, что «трудно себе представить, как можно говорить о Священном Писании, (...) если предварительно (разумеется, опираясь на само Писание) не уяснить, кто такой троичный Бог, откровение которого делает это Писание священным» (1/1:300; с. 11).

Богословие встает на ложный путь, когда задается прежде вопросами: «"Как мы познаем Бога?" — "существует ли Бог?" — "что такое Бог?" — и только затем, наконец, "кто такой наш Бог?"» (1/1:301; с. 12). Для того чтобы богословие было плодотворным, оно должно начинать с вопроса «кто такой Бог?», то есть предоставить право первого голоса учению о Троице, «ведь именно оно призвано дать нам ответ на этот конкретный и решающий вопрос (1/1:301; с. 12). Вот почему Барт провозгласил учение о Троице в самом начале своего богословского исследования, в первом томе «Церковной догматики», которое в русском переводе ее избранных частей представлено в настоящем, четвертом, томе. «Именно учение о Троице определяет христианский характер этого учения о Боге, христианский характер этого понятия откровения по сравнению со всеми прочими возможными учениями о Боге и понятиями откровения» (1/1:301; с. 13). В этой аксиоме учение о Троице неразрывно связано с откровением. И эта тесная связь и скрупулезность, с которой Барт развивает свой подход к теме Троицы, делает его вклад в тринитарное богословие столь оригинальным и решительно ортодоксальным.

Возможно, кого-то из протестантских почитателей Барта удивит, что при всем его акцентировании на откровении и связи откровения с Троицей он вполне допускает, что непосредственно в Священном Писании учение о Троице не найти. Из Писания может быть выведена только возможность этого учения. Барт хочет подчеркнуть, что утверждение о Троице само по себе не является утверждением откровения. Оно истолковывает текст этого свидетельства откровения и косвенно тождественно ему. Оно основано на откровении и самооткровении Бога, засвидетельствованном в Священном Писании. Барт ясно говорит, что фундаментальные положения тринитарного учения хотя и укоренены в откровении, но напрямую не содержатся в Писании.

Учение о Троице есть учение церкви. Барт пишет: «Наши понятия о "нерасторжимом единстве" и "непреодолимом различии", об одной природе и трех различных лицах, или образах бытия (Seinswesen), и, наконец, едва затронутое нами полемическое суждение, что троичность Бога относится не только к Его откровению, но, поскольку она является в откровении, и к Богу в себе, и что потому Троицу следует понимать не только "икономически", но и "имманентно", — все это не является напрямую библейским учением, которое эксплицитно содержится на страницах Писания: таково учение церкви» (1/1:333; с. 65). Важный вопрос, возникающий здесь, заключается в том, действительно ли толкование текста Писания неизбежно ведет к учению о Троице.

Барт считает, что да. Он утверждает, что «доказательство истинности догмата, который как таковой "не содержится в Библии", приводится не в самой констатации того, что это догмат, а только тем, что мы можем и должны понимать его как точную интерпретацию Библии» (1/1:310; с. 28). И чуть ниже: «Если бы у догмата не было такого корня, если бы выяснилось, что при его возникновении скорее что-то было добавлено, нежели было толкованием, то есть он оказался чем-то иным, нежели анализом откровения, тогда его нельзя было бы признать догматом». Барт последовательно придерживается того мнения, что учение о Троице коренится в утверждении: «Бог являет себя как Господь». При этом он поясняет, что эту фразу «следует понимать как аналитическое суждение» (1/1: 306; с. 21).
Напиши отзыв для этого товара

Комментарии

Вы должны авторизоваться, что бы оставить свой отзыв

Карл Барт
Карл Барт(Автор)

Карл Барт (Karl Barth, 1886-1968) - один их крупнейших и наиболее влиятельных богословов ХХ века.

Появление его книги "Послание к Римлянам (1918-1922) часто называют революцией в богословии.


Обратите внимание на книги этого автора

В этой же серии:
Современное богословие

В серию входят книги по современному богословию (основное, литургическое, нравственное богословие и другие его разделы), принадлежащие перу выдающихся современных авторов основных христианских конфессий

В четвертый том вошли четыре параграфа из "Церковной догматики" Карла Барта, объединенные общей темой откровения триединого Бога.

Временно нет в наличии
Цена: 22,60 руб.

Под одной обложкой публикуются две работы крупнейшего богослова ХХ века Карла Барта «Краткое толкование Послания к Римлянам» и «Толкование Послания к Филиппийцам».

Временно нет в наличии
Цена: 17,60 руб.

Книга представляет собой итог дискуссий о личности Иисуса Христа за последние несколько десятилетий.

Временно нет в наличии
Цена: 16,40 руб.
Временно нет в наличии
Цена: 24,70 руб.

В книге приводятся толкование молитвы «Отче наш» и тексты молитв, которые Карл Барт использовал в церковной службе.

В наличии
Цена: 10,65 руб.

Первый том Церковной догматики, самого известного богослова прошедшего столетия - Карла Барта. "Церковная догматика" вошла в историю христианской мысли как одно из главных событий в богословии ХХ века

Временно нет в наличии
Цена: 26,70 руб.

В этом томе «Церковной догматики» Барт выдвигает свое основное богословское утверждение: быть человеком - значит находиться в отношении к Богу онтологически и структурно. Однако это знание недоступно вне откровения Бога

Временно нет в наличии
Цена: 32,50 руб.