Ваша профиль

Мартин Лютер: бунтарь в эпоху потрясений

Мартин Лютер: бунтарь в эпоху потрясений

(Автор)
  0.00
Вы сможете оценить этот товар, если авторизуетесь

В наличии

Наша цена:  54,60 руб.

Описание

В преддверии Тридцатилетней войны Лютер представлялся бунтарем, защищающим протестантский мир от контрреволюционных «римлян»; в эпоху Просвещения он рисовался кротким и открытым миру; в начале XIX века национальный Лютер выступал в качестве героического носителя немецкой религиозной глубины… 

Автор этой книги, впервые вышедшей в 2012 г. и выдержавшей уже четыре издания, ставит своей целью разрушить мемориальный культ Лютера и показать реформатора, его мысль и дело такими, какими они предстают перед сегодняшним человеком, а именно – как свидетельства «того мира, который мы потеряли».



Фрагмент книги

Дополнительные характеристики

ISBN: 9785896473589
Производитель (издательство):
ББИ (РФ)
Название в оригинале:
Martin Luther: Rebell in einer Zeit des Umbruchs, Heinz Schilling
Размеры:
174 x 245 x 40 mm
Вес: 1,400kg
Переплет: Твердый
Количество страниц: 710
Язык: Русский

Содержание книги

Предисловие к русскому изданию
ПРОЛОГ: Лютер - человек эпохи веры и перемен
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ДЕТСТВО, УЧЕБА И ПЕРВЫЕ ГОДЫ МОНАШЕСТВА. 1483 - 1511

I. 1483 г. - Пробуждение христианского мира
II. Детство и юность
III. Кризис и прибежище в монастыре

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ВИТТЕНБЕРГ И НАЧАЛО РЕФОРМАЦИИ 1511-1525

I. Виттенберг
II. Элеутериос - рождение свободного Лютера
III. Реформатор - самоопределение перед церковью, кесарем и империей
1. Шаги к прояснению
2. Путь в Вормс
3. Реформатор и император
IV. Каторжный труд начинается
1. Затворник в крепости и предводитель бунта
2. Время размышлений и трудов
V. Борьба за первенство личной интерпретации в собственном лагере
1. Противостояние «лжебратьям»
2. Против Мюнцера и «разбойничьих банд крестьян»
VI. Обустройство в мире - брак, семья, большое хозяйство
1. Брак как знамение последних времен
2. «Господин Катарин»
3. Дети - милейший залог супружества

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: МЕЖДУ УВЕРЕННОСТЬЮ ПРОРОКА И ВРЕМЕННЫМ ПОРАЖЕНИЕМ - 1525-1546

I. Евангелическое обновление церкви и общества
1. Виттенберг как кафедральный город Лютера
2. Виттенбергское богословие между Римом и Цюрихом
3. За евангельский порядок церкви и христианское воспитание детей
II. «Но у нас, христиан, другой противник»: вызовы мира
1. Воинствующий наблюдатель на заседании Аугсбургского исповедального рейхстага
2. Свобода союзов и сопротивление: библейское политическое учение
3. Дилемма гессенского двоебрачия
4. Экономическое хозяйство, общество и окружающий мир
III. Эмоциональный конфликт: между радостью жизни в покорности Богу и апокалиптическими страхами
1. Земные радости: картины, поэзия и музыка
2. Эсхатологические угрозы: турки и евреи
IV. Смерть во Христе: «Мы нищие. Это истина»

Эпилог. Лютер и Новое время: диалектика провала и успеха
Благодарности
Библиография
Именной указатель

Предисловие

Насколько глубоко в сознании был укоренен миф о Лютере, показывает то, с какой впечатляющей самоуверенностью ведущий в то время немецкий научный деятель и всемирно известный протестантский богослов Адольф фон Гарнак (1851-1930) еще в 20-е годы мог утверждать: «Новое время началось с Реформации Лютера, а именно 31 октября 1517 г.; вступлением к нему стали удары молотка по двери Замковой церкви в Виттенберге».[1] Такой немецко-протестантский триумфализм сегодня уже преодолен. Пятый столетний юбилей опубликования 95 тезисов против индульгенций 31 октября 1517 г. определяется мемориальной культурой, которая основополагающим образом отличается от той, что господствовала в предшествующих 1617,1717,1817 и 1917 гг. Историческая память о Лютере в сегодняшней Германии уже не носит монархического, она является демократической. В ней господствует не конфессиональное соперничество или тем более вражда, а экуменическая чувствительность и стремление к взаимопониманию между конфессиями. И, наконец, бывшая до того само собой разумеющейся национальная или европоцентричная перспектива сменилась все более глобализированной картиной истории, которая видит в приходе Нового времени и модерна заслугу не только Европы и немецкого протестантизма.

Предлагаемая биография Лютера уже в 2012 г. предостерегала против инструментализации фигуры реформатора в интересах современности: будь они церковной или общественно-политической природы. Он не может просто так стать примером для нашего времени: ни для жизни отдельных людей, ни для общества в целом. Исходным пунктом фактически точной исторической оценки Лютера должна стать, скорее, его чуждость нам, отличие его времени от нашего. Я подчеркиваю, что Лютер и его время нам глубоко чужды. Более того, чтобы постигнуть исторические взаимосвязи XVI века, нужно пробиться через 500-летнюю историю их восприятия, которая много показывала в искаженном свете или просто подделывала. Поэтому моя биография Лютера написана с такой религиозно-исторической перспективы, которая признает религиозную истину не только за лютеранской формой протестантизма, но отдает должное в не меньшей степени и его противникам: как папской церкви, так и «раскольникам» в протестантском лагере в том числе и швейцарским реформатам, и «радикалам» вроде Томаса Мюнце-ра или анабаптистов, вплоть до антитринитариев. Она также исходит из того, что Лютер и Реформация важны не только для богословов и церквей, но и для гражданского общества в целом, которое в его современном виде было бы немыслимо без радикальных изменений, вызванных Реформацией. Наконец, речь идет о глобальной перспективе: она показывает как религиозные и церковные взаимосвязи в узком смысле, так и культурные, политические и общественные следствия немецкой Реформации в сравнительном контексте всемирной истории[2].

Такая сравнительная перспектива предлагаемой биографии Лютера способна помочь и российскому читателю интегрировать в свою картину истории те события, которые начались 31 октября 1517 г. в немецком городе Виттенберг и привели к глубочайшим переменам, прежде всего в латинско-христианской Европе. Отсюда можно сделать двоякие выводы, важные в отношении равно исторического и современно-политического аспектов.
Прежде всего, можно предложить сравнение из области истории богословия и церкви: в латинском христианстве, или в Западной церкви ответом на критику папы со стороны Лютера стала ошеломительная динамика реформ в церквах (и в новых, протестантских, и в Католической!), а также в государстве и обществе. Греко-русское же православие, или Восточная церковь, - если я сужу верно, - осталось полностью не заинтересованным в подобных реформах, не посчитало их нужными и даже вовсе не могло понять стремление западного христианства к таковым. О причинах и особенно о последствиях столь примечательного различия стоит поразмышлять побольше.

Кроме того, эпоха Реформации - помимо ее собственно церковно-исторического контекста - представляет собой особый интерес для российского читателя в отношении истории культуры и социо-политических процессов. Глобально-историческая контекстуализация Лютера и его Реформации показывает, что в противоположность процитированному выше высказыванию Адольфа фон Гарнака, прорыв в Новое время ни к коем случае нельзя сводить только к Виттенбергу и исключительно к Реформации. В начале XVI века основы для глубоких преобразований закладывались и в других концах света[3]. В особой мере это относится к 1517 г., когда благодаря решениям, принятым весной у Каира и осенью - в католическом Вальядолиде, возникли две враждебные друг другу империи: исламская империя Османов и христианская империя Габсбургов, борьба которых за политическое и религиозно-идеологическое доминирование отдается до сих пор и даже приобретает новую актуальность. Так же дело обстояло и с решениями, принятыми в том же году в Пекине, где португальцы, прибывшие в Поднебесную, впервые смогли попасть ко двору императора, однако вскоре они потерпели жестокую неудачу, неосторожно оскорбив космическое обоснование императорских притязаний на власть и их ритуальные символы. А на Западе, на мексиканском полуострове Юкатан, испанцы из Карибского моря вторглись на мексиканскую территорию и, воспользовавшись тем, что майя и ацтеки перепутали их с возвратившимися богами, уничтожили мощь и блеск мезоамериканских культур.

Волна перемен затронула, наконец, и Россию, хотя поначалу и нерешительно: в тот же год, поздней осенью которого в Виттенберге начались процессы, ознаменовавшие собой Реформацию и мощные перемены в западной Европе, при московском царском дворе принимали первое значительное посольство латинско-европейских дипломатов. Правда, миссия Сигизмунда фон Герберштейна, посла императора Максимилиана I, не имела серьезных дипломатических и политических успехов. Но подобно Лютеру и Реформации для латинской Европы, для России и для восточно-православной Европы это путешествие Герберштейна и его многонедельное пребывание в Москве стало поворотным моментом, последствия которого будут ощущаться спустя столетия. Они проложили для России путь в Новое время, хотя и в отдаленной перспективе. Ибо был запущен исторический механизм, который - еще долго с задержками и отступлениями, но никогда уже не поворачивавший в обратную сторону, - связал между собой обе части Европы в политическом и культурном отношениях. С политической стороны и для восточного, и для западного миров речь шла главным образом о вопросе рангов и церемоний. Великий князь Московский принял титул царя / цезаря и тем самым выдвинул притязания на равнозначность с императором и папой на Западе. Этим он также заявил о своем участии в процессе формирования народов и государств, начавшимся в латинской Европе в конце Средних веков.

Герберштейн умело использовал все церемониальные и дипломатические уловки, чтобы избежать подобного церемониального и правового признания такой равнозначности с римским импера
тором или папой. Однако «Западу» пришлось теперь учитывать, что европейские границы не совпадают с границами латинского христианства. Более того, именно Герберштейн принес в западную Европу первые надежные сведения о до сих пор малоизвестной и потому считавшейся «варварской» части Европы, «расположенной на полночь». Отчет Герберштейна о его путешествии, изданный в 1556/57 гг. на латинском и немецком языках, содержал обширную и, главное, аутентичную информацию о географии, земле и людях, буднях и культуре, религиозных и ритуальных особенностях, политическом устройстве и общественных структурах России. Так были заложены солидные основания для лучшего понимания до сих пор практически неизвестного и потому окутанного мифологической пеленой православного востока Европы, которое в последующие эпохи постепенно углублялось.

Хайнц Шиллинг, Берлин, Пасха 2017
Напиши отзыв для этого товара

Комментарии

Вы должны авторизоваться, что бы оставить свой отзыв

Хайнц Шиллинг
Хайнц Шиллинг(Автор)

Хайнц Шиллинг (Heinz Schilling, 1942 г.) - известный немецкий историк, один из основателей "конфессионализма" - теории о развитии церкви, государства и общества после Реформации в XVI - XVII вв.

Был профессором ранней новейшей истории в университетах Оснабрюка, Гисена и Берлина.

Автор многих книг. Почетный доктор богословия Геттингенского университета, член Британской и Европейской академии. 


В этой же серии:
История церкви

Автор этой книги, впервые вышедшей в 2012 г. и выдержавшей уже четыре издания, ставит своей целью разрушить мемориальный культ Лютера и показать реформатора, его мысль и дело такими, какими они предстают перед сегодняшним человеком, а именно – как свидетельства «того мира, который мы потеряли».

В наличии
Цена: 54,60 руб.